«Там вдали, за рекой…»

0
464

Кому не знакомы слова этой песни о «сотне юных бойцов из будённовских войск»? Её пели и на чинных пионерских сборах, и в шумных застольях, и в лесу у костра. Мало кто знает, что автор её – Николай Кооль – родился в Боровичском уезде Новгородской губернии и до шестнадцати лет жил на хуторе неподалеку от деревни Волок вместе с отцом — эстонским арендатором Мартыном Коолем.

Братоубийственная гражданская война, изломавшая миллионы судеб, по-своему отразилась в песнях тех лет. Героем одних стал поручик Голицын, героем других — безвестный красноармеец. Это история, и отмахиваться от нее, по разным соображениям выбирая для себя то первое, то последнее, так же нелепо, как забывать вчерашний день во имя торжества завтрашнего.

Эстонец Николай Кооль сочинил свою песню девяносто лет тому назад в Ходынских военных лагерях под Москвой для пения в пешем строю. Сложена она была на мотив старой каторжной песни «Лишь только в Сибири займется заря…» и аранжирована для голоса и инструментов композитором Александровым. Так бы она и осталась строевой, если бы демобилизованные бойцы не разнесли ее по всей стране, потеряв по дороге имя и фамилию автора. Долгие годы во всех сборниках песня «Там вдали, за рекой» именовалась народной, и только в 1950 году Управление охраны авторских прав выдало Николаю Мартыновичу Коолю авторское свидетельство.

Он не напоминал о себе, жил скромно, работал, в Великую Отечественную воевал, писал рассказы, стихи, которые, впрочем, почти не печатал. Умер в Москве в начале семидесятых.

Сведения о жизни Николая Кооля скудны и противоречивы. «Окончил совпартшколу; учился на заочных отделениях МГУ, Института красной профессуры, МГПИ им. В. И. Ленина. Участник Гражданской и Великой Отечественной войн. Один из организаторов комсомола в городах Белгороде, Курске; боец ЧОН (1920—1924). Служил в РККА, ОГПУ (с 1924). Затем редактор Научного отдела Государственного издательства РСФСР (1930); находился на преподавательской работе на Дальнем Востоке (1930-е), затем в Москве (с 1938). В дальнейшем преподаватель Всесоюзного заочного финансово-кредитного техникума (1948 — 1960-е)». Так пишет о Николае Кооле «свободная энциклопедия (Википедия), которую может редактировать каждый».

Что еще? В годы Великой Отечественной войны, будучи командиром роты, а затем батальонным комиссаром Эстонского стрелкового корпуса, в редкие минуты затишья работал над переводом богатырского эпоса «Калевипоэг». Писал ночами, при тусклом свете коптилки. Русский перевод эстонского богатырского эпоса, который вышел отдельным изданием сразу после войны, Николай Мартынович Кооль считал главным делом всей своей жизни.

В Боровичском краеведческом музее хранится его автобиография, написанная по просьбе школьного товарища, несколько фотографий и вырезок из журналов и газет. Вот, пожалуй, и всё. Да осталась песня, которую теперь вряд ли услышишь по радио, остался на месте бывшего хутора, заросший чернолесьем пригорок в урочище Райцы, который местные жители до сих пор называют Мартышиным бугром. Здесь ещё не вывелись задичавшие яблони, роняющие в рослую некошеную траву мелкие, отдающие горечью яблоки.

Отсюда рукой подать до деревни Горы, где до недавнего времени жила на скромную пенсию Мария Александровна Кооль. Она, наверное, многое могла бы рассказать и о прежней жизни, и о своем дальнем родственнике, написавшем когда-то облетевшую всю страну песню. Но некому было ее расспросить, другие наступили времена, другие были у людей заботы. Никому не хотелось тревожить прошлое, которое на веки вечные скрылось где-то «там вдали, за рекой…»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here